BRENT0.00
GOLD0.00
USD0.00
EUR
10.12.2014

Арктика – наш дом

Транспортная инфраструктура, которая сейчас формируется на территории Ямало-Ненецкого автономного округа, придаст мощное ускорение развитию арктической зоны России, эффект от ее создания ощутят множество стран и регионов, даже далеких от Арктики.

России принадлежит более 40% пространства всей Арктики и, естественно, индустриальное освоение этой огромной территории вызывает пристальный интерес во всем мире. Трудно переоценить значение углеводородов, используемых почти во всех отраслях промышленности, причем, по подсчетам геологической службы США, их пятая часть находится именно под снежно-ледовой шапкой севернее Полярного круга.

Этот важнейший товар, естественно, необходимо доставить покупателю, который все чаще оказывается на противоположной стороне планеты. Здесь на передний план выходит способ доставки, то есть то, что называют «логистикой». Что конкретно происходит в настоящее время в одном из арктических регионов России – Ямало-Ненецком автономном округе, как развивается его знаменитый ТЭК, как вообще живут россияне-северяне далеко в Заполярье, рассказывает Губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин.

- Какую роль Северный морской путь и расширяющееся экономическое развитие Арктики в целом играют в экономике Ямало-Ненецкого автономного округа сегодня?

- Самую важную. Ямал – уникальный край, богатый традициями и культурой, природными красотами, минеральными ресурсами, обладающий огромным человеческим потенциалом. Несмотря на суровые климатические условия, он был заселен гораздо раньше сооружения египетских пирамид. И Севморпуть освоен нами давным-давно. Наши прадеды ходили по этому пути, а для коренных жителей нашего региона побережье Ледовитого океана – малая Родина. Значение этой морской магистрали для Ямала в дальнейшем будет только возрастать. Без преувеличения можно сказать, что основные работы по развитию арктической инфраструктуры в России сейчас развернулись в Ямало-Ненецком автономном округе. В регионе реализуются масштабнейшие с точки зрения индустриализации Арктики проекты – освоение газового и нефтяного потенциалов полуостровов Ямал и Гыдан и окружающих их шельфов северных морей. Для эффективной реализации этих проектов нужна не менее эффективная инфраструктура. Поэтому в районе ямальского поселка Сабетта началось строительство нового арктического порта, главной задачей которого, на первом этапе, являлась транспортировка сжиженного природного газа проекта «Ямал СПГ» по Северному морскому пути в страны Юго-восточной Азии. Но, практически, сразу проект был расширен: порт должен стать многопрофильным. Его следует рассматривать в качестве нового узлового порта на Севморпути. Ямальская Сабетта, находясь почти посередине между Мурманском на западе и Петропавловском-Камчатским на востоке, станет играть роль нового базового порта на Севморпути, куда могли бы заходить не только танкеры-газовозы, но и сухогрузы со строительными материалами, военные корабли и даже пассажирские лайнеры. С реализацией еще одного мощнейшего проекта – строительства транспортной магистрали «Северный широтный ход», которая свяжет Ямал со всей страной, Сабетта, а значит и Севморпуть, решит задачу доставки любых видов грузов. «Северный широтный ход» в будущем может стать стержнем разветвленной арктической транспортной сети. Это весьма перспективная точка роста и для Ямала, и, в целом, для России.

- Насколько это выгодно для региона?

- Все крупные инфраструктурные проекты обеспечивают развитие экономики, а значит априори – выгодны и для региона, и для населения. По поводу инвестиций напомню, что на строительство морского порта «Сабетта» в федеральном бюджете зарезервировано более 47 миллиардов рублей. У нас в округе реализуется крупнейший проект, и отдача от него будет для округа и для страны немалая.

- Учитывая, что приняты основные решения по проекту «Ямал СПГ», каковы ближайшие экономические последствия для региона – затраты, строительство, рабочие места и т.д.?

- Работы активно ведутся, я там был в конце января, всё видел своими глазами и скажу так: точка невозврата пройдена. А последствия примерно таковы: рынок сжиженного газа уже обширен, и он будет развиваться. Будут учтены интересы стран АТР и других регионов, будут рабочие места, будут отчисления в бюджет для дальнейшей работы по созданию комфортных условий жизни на нашей арктической территории.

- Какие инфраструктурные проекты запланированы в регионе? Какие из них имеют отношение к Северному морскому пути?

- Один из главных инфраструктурных проектов, напрямую связанный с Северным морским путем, это транспортный проект Ямала – Северный широтный ход. Он разработан в продолжение формирования транспортной инфраструктуры центральной части Арктической зоны России. По сути, это недостающее звено протяженностью всего 700 километров железнодорожного полотна, которые свяжут Ямал с Уралом и Северо-западом России и, в перспективе, обеспечат вывод транспортной системы России к Севморпути – через полуостров Ямал к Сабетте. А значит, по арктическому контуру материка и на Запад, и на Восток, и в Азиатско-Тихоокеанский регион – куда только появится необходимость.

Наш проект получил поддержку у высшего руководства государства, обрел конкретные очертания, а значит, будет исполнен. Мы же на своем уровне делаем всё, чтобы это произошло как можно скорее. Создание единой Арктической транспортной системы РФ, включающей в себя Севморпуть и тяготеющие к нему меридиональные речные и железнодорожные коммуникации, которые будут использоваться круглый год, является одним из приоритетов Стратегии развития Арктической зоны РФ до 2020 года. Северный широтный ход в будущем сможет стать стержнем разветвленной арктической транспортной сети.

- По некоторым прогнозам не так много осталось на Севере углеводородных запасов. Чем будут жить моногорода – Ноябрьск, Новый Уренгой, Надым? И чем будет питаться российская экономика?

- Газовые ресурсы округа составляют около 147 триллионов кубометров. С начала промышленной эксплуатации ямальских запасов добыто около 16 триллионов кубометров. Так что слухи о скорой “кончине” газа на Ямале, мягко скажем, преувеличены.

Ямальская земля фантастически богата. При этом наиболее изученными в геологическом плане являются центральная и южная части округа, где уже давно ведется промышленная добыча. Наиболее изучены сегодня сеноман-валанжинские отложения, менее исследованы более глубокие горизонты – в районе залегания ачимововских отложений и, в частности, юрский и палеозойский комплексы, с явными перспективами нефтегазоносности. Это я как профессионал-геофизик говорю. К примеру, в ачимовских отложениях сосредоточены запасы в три триллиона кубометров газа и миллиард тонн нефти с конденсатом, а это больше, чем знаменитый Самотлор.

Нетронутый блок – полуостров Гыдан и Гыданский шельф, где, по оценке специалистов, запасы достигают 30 триллионов кубометров и 7 миллиардов тонн нефти. Поэтому перспективы для дальнейшего геологического изучения территории очевидны, как по глубине разреза, так и по площади. Соответственно, есть вероятность открытия новых малых и крупных месторождений, есть и уверенность в том, что и наши города, и наша страна будут еще на долгое время обеспечены углеводородным сырьем с Ямала.

- Ямал один из лидеров по количеству добывающих производств. И понятно, что нагрузка на природу с каждым годом растет. Как быть с экологией?

- Уверяю вас, что растет и внимание к экологии, и даже опережает промышленное развитие. Сегодня на территории Ямала ни один новый проект не может быть реализован без тщательной экологической экспертизы и одобрения, в том числе с учетом интересов коренных малочисленных народов Севера. Это факт.

На территории работают около 60 крупных предприятий топливно-энергетического комплекса, и я вижу их заинтересованность в обеспечении экологической безопасности. Здесь у нас есть полное взаимопонимание. При освоении месторождений обязательно проводится оценка техногенного воздействия на природу и места традиционной хозяйственной деятельности коренных северян. Приведу такой пример: у нас на каждые 4 километра строящейся автодороги «Салехард – Надым» приходится по оленьему переходу. Чтобы не нарушать извечные маршруты касланий, на дороге будет построено свыше 80-ти оленьих переходов. Так бережно охраняется не только природа, но и традиционные виды промыслов, обеспечивающие исконный образ жизни коренных малочисленных народов Севера.

Только особо охраняемых природных территорий у нас – 79 тысяч квадратных километров. Каждый 10-й квадратный метр на Ямале – заповедный, и мы намерены эти территории сохранять и расширять.

- Вы как-то заявили о том, что не хотите, чтобы Ямал был вахтовой территорией. Но ведь вахта гораздо более экономичный способ освоения арктических территорий…

- Да, согласен. Более экономичный, правда. Но задача власти создать в городах и поселках округа достойные, комфортные условия для жизни и работы, чтобы наши люди не чувствовали себя провинциалами. Да, Мариинку и Большой театр мы не построим, но детей наших воспитаем так, чтобы они ценили великое искусство России и знали произведения, которые они обязательно посмотрят в Москве и Питере!

В Канаде, Норвегии, и на Аляске есть постоянное население. Если углубляться в эту проблематику, то можно свернуть к фразе, приписываемой Мадлен Олбрайт, которая назвала величайшей несправедливостью то, что лишь Россия владеет такими землями, как Сибирь.

Действительно, более 60% территории нашей страны относится к Северу и Арктике. Город Салехард – столица Ямала, заложенный русскими казаками в 1595 году, расположен ровно на Полярном круге. Кстати, единственный в мире. Просторы Ямала были заселены еще во времена мамонтов, а уровень развития цивилизации в средние века на нашей территории ничем не отличался от Европы.

Что касается вахты. Если район освоения расположен далеко от промышленно развитых центров, если к освоению территории только приступают, то, конечно, экономически целесообразно делать ставку на мобильные методы организации производства, то есть, вахту. Сейчас у нас таким методом работают на Ямбурге, на Бованенково, строят завод «Ямал-СПГ» и новый в России морской порт Сабетта. Это разумно и оправданно. Хотя, между прочим, по данным исследователей, более 50% вахтовиков хотят жить и работать на одном месте.

Я против вахты в моральном понимании этого слова. Против временщиков. На Ямале с первой волны его освоения появилось уже третье поколение. И все они – ямальцы. Повторюсь, страна наша большая. Не всё меряется экономикой. Если мы не будем поддерживать национальные промыслы, не будем помогать людям, живущим в маленьких посёлках, их там не станет, и наши рубежи будут открыты. Уйдём с Севера мы, придут другие. Желающих много. Поэтому во всём должен быть разумный подход. Нужна и вахта, но нужно и постоянное население. Это наша земля. Наш дом. И моя задача, как Губернатора, сделать так, чтобы эта арктическая территория была комфортной для проживания.

Завершая интервью, Губернатор ЯНАО напомнил нам о прошедшем в Салехарде в сентябре прошлого года Третьем Международном арктическом форуме «Арктика – территория диалога», участие в котором приняли Президент РФ, главы арктических государства, представители многих стран мира. Российская позиция на форуме прозвучала четко: представителей Арктического Совета, партнеров по Крайнему Северу Россия считает не конкурентами, а партнерами. Все вопросы россияне готовы решать совместными усилиями.

На Ямале точно знают, что Арктика – не ледяное безмолвие. Огромная территория Российской Арктики – не просто обитаема. Здесь не боятся мечтать и, что более ценно, умеют воплощать свои мечты в реальность. Ямальцы не просто говорят о своих намерениях. Для них Арктика – родной дом. И они работают, чтобы он был комфортным и безопасным.


Возврат к списку